Шиловский М.В.  Политические процессы в Сибири  в период социальных катаклизмов 1917-1920 гг.
Новосибирск, ИД "Сова", 2003.

   В монографии достаточно подробно рассматриваются политические процессы в Сибири с момента свержения самодержавия в феврале 1917 г. и до образования Дальневосточной Республики (февраль 1920 г.). Среди изученных сюжетов особое значение имеет обращение к истории формирования и деятельности антисоветских государственных образований на территории региона. Уточняется партийный состав их функционеров и эволюция их политических взглядов. В сочинении содержатся запоминающиеся и очищенные от идеологических штампов недавнего прошлого характеристики активных участников политических процессов, впервые в отечественной историографии предпринимается удачная попытка сравнительного анализа боровшихся за власть политических элит (большевистской и антибольшевистской) в территориальных рамках всей Сибири.
    Издание рассчитано на научных сотрудников, а также широкие круги интересующихся историей Сибири и России.

Оглавление

   Введение.
   Глава 1. Борьба за власть в Сибири (март 1917 - январь 1918 г.).

   § 1. Ситуация в регионе накануне Февральской революции.
   § 2. Формирование основных политических группировок в Сибири после Февральской революции (март - июль 1917 г.).
   § 3. Советы или Учредительное собрание: борьба за реализацию альтернативных вариантов власти в Сибири во второй половине 1917 г.
   Глава 2. "Первая" Советская власть и "демократическая" контрреволюция в Сибири (январь - ноябрь 1918 г.).

   § 1. "Триумфальное" шествие Советской власти и оформление антибольшевистского подполья в регионе (январь - май 1918 г.).
   § 2. Борьба за власть в период "демократической" контрреволюции (июнь - ноябрь 1918 г.).
   Глава 3. Политические процессы в Сибири в период колчаковщины (ноябрь 1918 - январь 1920 гг.).

   § 1. Режим власти Верховного правителя России и отношение к нему политических группировок региона (ноябрь 1918 - июнь 1919 гг.).
   § 2. Крах "колчакии" и "демократическая" контрреволюция в Сибири во второй половине 1919 - начале 1920 гг. Рождение "буфера".
   Заключение.

Из Заключения.

   События 1917-1920 гг. начались практически бескровным свержением самодержавия, борьбой различных политических группировок за власть, завершившуюся большевистским переворотом, который, в свою очередь, после вмешательства бывших союзников, привел к полномасштабной гражданской войне и утверждению коммунистического режима.
   Накануне рассматриваемых событий Сибирь являлась преимущественно аграрной окраиной России с зачаточным состоянием промышленности. Основными очагами промышленного и общественно-политического развития региона были немногочисленные города, в которых проживало 13 % населения территории. Местная буржуазия не сформировалась как самостоятельная политическая сила и за редким исключением не проявляла политической активности. Для большей части сибирской интеллигенции было характерно расплывчатость, неопределенность политических взглядов. Неразмежеванность политических сил привела к стремлению местной интеллектуальной элиты к образованию коалиции всех политических группировок, стоящих в оппозиции к самодержавию. Однако во время первой мировой войны все общественно-политические формирования региона находились в состоянии перманентного идейно-политического и организационного кризиса.
   В первой половине 1917 г. на уровне первичных организаций происходит создание структур основных российских партий и объединений. Одновременно с этим формировалась система органов государственного управления, на которую существенно повлияла специфика региона (отсутствие земства). Говоря об уровне массового сознания можно согласиться с сентенцией профессора Д. Н. Фиалкова о том, что "революция опиралась на наименее развитую в духовном отношении часть общества, на наименее образованную, склонную к злобе, мести, способную легко переступить через закон".
   Из участников политического процесса наибольшее влияние к осени 1917 г. имели эсеры и меньшевики (по количеству контролируемых организаций). К указанному сроку практически сошли с политической арены кадеты. Очень медленно с точки зрения организационной, но весьма агрессивно с позиций усиления влияния, происходило становление большевистских объединений. Подавляющее большинство возникших формирований до осени 1917 г. поддерживало Временное правительство и его политику. В Сибири не было двоевластия и не снимался лозунг "Вся власть Советам!". Отсутствие жесткой социальной дифференциации, немногочисленность городского населения и интеллигенции предопределили тенденцию к объединению формально разнородных политических сил под областническими лозунгами.
   С августа 1917 г. участвующие в политическом процессе объединения и группировки начинают непосредственную борьбу за власть, стараясь подчинить своему влиянию Советы, профсоюзы, муниципалитеты и создаваемые земские органы. Осенью среди политических формирований доминируют большевики и эсеры. Уступая последним в численности, количестве организаций и подконтрольных структур, большевики явно превосходили конкурентов по уровню организованности, сплоченности, подчинения решениям ЦК.
   Пожалуй главным политическим событием второй половины 1917 г. стали выборы в Учредительное собрание. Результаты голосования в него в Сибири принесли убедительную победу эсерам, поддержанным подавляющей частью местного крестьянства. В крупных городах же позиции большевиков были настолько сильными, что по отдельности ни кадеты, ни меньшевики, ни эсеры не могли им противостоять.
   Никакого "триумфального" шествия Советской власти с точки зрения сроков и содержания процесса не было. Советы, декларативно взявшие власть в свои руки, официально или фактически сосуществовали с городскими думами и земскими учреждениями, которые продолжали выполнять хозяйственно-распорядительные функции в городах, уездах, областях и губерниях. В целом, в регионе с ноября 1917 по март-апрель 1918 гг. существовало многовластие, определяемое конкретным соотношением политических сил в пределах территориально-административных образований.
   С конца 1917 г. активизируются мелкобуржуазные (социалистические) группировки под областническим лозунгом автономии Сибири и создания регионального представительного органа - Сибирской областной думы. Происходит консолидация антибольшевистской коалиции, включавшей эсеров, народных социалистов, часть меньшевиков, областников, кооператоров, земцев и националов, под руководством эсеров. Разгон Учредительного собрания окончательно разводит противоборствующие группировки и предопределяет сползание государства и региона в ситуацию гражданской войны.
   В первые пять месяцев 1918 г. местные коммунисты вступили в конфликт с большинством населения региона и основными его социальными группами, за исключением рабочих и беднейшего крестьянства. Создание эсерами нелегального Временного правительства автономной Сибири привело к объединению всех контрреволюционных элементов территории. Но их сил было явно недостаточно для свержения Советской власти. Только объединившись с интервентами, ставленником которых стал Чехословацкий корпус, контрреволюция смогла развязать гражданскую войну.
   Боевые действия по свержению Советской власти в Сибири продолжались с конца мая до конца августа 1918 г. Существенную роль в ее ликвидации сыграли попытки руководства Центросибири и ряда Советов заключить перемирие с чехами, недооценка ими масштабов катастрофы и надежды на помощь Москвы, а также утрата доверия к ним со стороны рабочих ряда городов.
   Первого июня 1918 г. самопровозглашается эсеровский Западно-Сибирский комиссариат, передавший в конце месяца власть части министров Временного правительства автономной Сибири, образовавших Временное Сибирское правительство (ВСП) во главе с П.В. Вологодским. Несмотря на сильное давление справа, оно решило созвать Сибирскую областную думу. В последней оформляются две группировки. Эсеры, меньшевики и националисты высказываются за создание временной всероссийской власти под руководством первых. Фракция областников и беспартийных настаивает на ее образовании "не по принципам партийности, а по принципам дееспособности, персонального авторитета, проникновения идеям патриотизма". Создание этой власти предполагалось поручить ВСП. В этих условиях правые берут курс на установление военной диктатуры.
   Эсеры, объединившиеся вокруг Сибирской областной думы, пытаются подчинить ей ВСП. Разразившийся по их инициативе в последней декаде сентября 1918 г. политический кризис с эпицентром в Омске, закончился поражением эсеров, а ВСП начинает борьбу за свое утверждение Директорией в качестве Всероссийского Совета Министров. После этого мелкобуржуазные круги практически сходят с политической арены.
   В октябре - первой половине ноября 1918 г. происходит окончательная ликвидация элементов "народоправства", сопровождаемая противоборством Директории и Временного Сибирского правительства. Оно закончилось провозглашением последнего в качестве Всероссийского Совета Министров и самороспуском Думы. Одновременно правые завершают подготовку к перевороту, произведенному 18 ноября.
   Установление единоличной диктатуры А. В. Колчака принципиально изменило ситуацию в лагере сибирской контрреволюции, поскольку произошел ее раскол и сужение без того эфемерной социальной базы. Вместе с тем из пропагандистских соображений адмирал и его окружение пытались маскировать авторитарную сущность режима лозунгами "народоправства".
   Одобрили государственный переворот и встали на позиции активной поддержки колчаковщины кадеты. Вслед за ними ее поддержали представители правого фланга мелкобуржуазной демократии в лице омского блока "общественный и политических объединений". Отрицательно к упразднению Директории отнеслись эсеры. Тем не менее никаких реальных шагов, направленных на противодействие омскому режиму они не предприняли в конце 1918 - начале 1919 гг. Нежелание правительства признать культурно-национальную автономию отдельных этносов обусловило отход национальных объединений от прямой поддержки контрреволюции. Принципиально не изменилась позиция коммунистов, которые после сокрушительных поражений городских восстаний в конце 1918 - начале 1919 гг., сосредотачиваются на пропагандистской работе среди рабочих и в партизанско-повстанческих формированиях, начавших возникать с осени 1918 г.
   Антикоммунистическое движение на востоке России поддерживала городская интеллигенция, буржуазия, духовенство, чиновники и офицеры. Не сыграл существенной роли в Сибири "казачий" фактор. Период с конца ноября 1918 до конца июня 1919 гг. явился своеобразным апогеем колчаковского режима, пиком его достижений, прежде всего военных, экономических и административных. Но, одновременно, это было время шаткого равновесия и именно тогда начинает проявляться действие деструктивных тенденций, обусловивших поражение сибирской контрреволюции.
   Причины поражения "белых" в Сибири напрямую связаны с причинами победы коммунистов, поскольку просчеты, недоработки, ошибки одних автоматически вели к усилению других. Но сыграли свою роль факторы автономные, не связанные исключительно с вооруженным противостоянием.
   В геополитическом плане Антанта после победы в первой мировой войне утратила интерес к своему бывшему союзнику. Ударная сила антикоммунистических сил на востоке - Чехословацкий корпус, после вступления гражданской войны в затяжную фазу (конец 1918 г.) фактически устранился от боевых действий. Неоднократные попытки "белых" режимов в Сибири добиться дипломатического признания успеха не имели. Посетив 21 сентября 1918 г. во Владивостоке американского посла в Японии Р. Морриса, руководитель Временного Сибирского правительства П. В. Вологодский записал в дневнике: "Каково было мое разочарование, когда он... вполне определенно заявил, что вопрос о признании власти Сиб. прав-ва не может быть поднят и что их войска пока никуда не будут двинуты и что на помощь их Сибирской армии амуницией, снарядами также нельзя рассчитывать".
   Концепция "непредрешенчества", взятая на вооружение "белыми", в том числе в Сибири, вела в тупик. Чтобы там не говорил А. В. Колчак о созыве Национального собрания вместо Учредительного, в случае проведения выборов в конституционную ассамблею или другой представительный орган на основе принципов всеобщего избирательного права, даже при устранении от участия в них как "врагов народа" коммунистов, победу одержали бы представители "демократической" контрреволюции. Надеяться на реализацию западных либеральных схем можно было бы только при условии возвращения к избирательному закону от 3 июня 1907 г., но это было невозможно в силу ряда причин (позиция интервентов, практика проведения выборов в Учредительное собрание в 1917 г.) и прежде всего из-за развала (банкротства по терминологии недавнего прошлого) государственно-образующих партий третъеиюньской системы.
   Власть "белых" в регионе теряла авторитет в глазах населения забвением его интересов и отсутствием конкретной программы действий. Эту ситуацию четко озвучил министр финансов ВСП и колчаковского Совета Министров И. А. Михайлов, заявив: "У нас программы нет, и никакой надобности в ней мы не видим. Мы делаем на каждый день то, что нужно". Случайным был выбор кандидатуры на пост Верховного правителя. А. В. Колчак, при всех его положительных характеристиках, не проявил качеств военного и государственного деятеля общероссийского масштаба, не сумел консолидировать антисоветские силы на востоке России. Встретившийся с ним впервые в сентябре 1918 г. П. В. Вологодский отметил: "Колчак произвел на меня очень приятное впечатление. Испитой и суровый на вид, он должно быть в душе очень добрый человек".
   В национальном вопросе "белые" крайне скупо и неопределенно декларировали свои предложения, придерживаясь основополагающего приниципа "единой и неделимой" России. В оптимальном варианте признавалась культурно-национальная автономия отдельных этносов. Однако на практике национальный вопрос "не замечался", решение его откладывалось до победы над коммунистами, в отношение наиболее "продвинутых" национальных движений и их лидеров была объявлена война.
   В экономической сфере, находясь в экстремальной ситуации, сибирская контрреволюция оказалась неспособной поддерживать нормальные товарно-денежные отношения, организовать бесперебойное снабжение армии всем необходимым. К лету 1919 г. колчаковская диктатура оказалась в состоянии войны с местным крестьянством. Попытки насаждения столыпинского варианта решения аграрного вопроса без учета специфики региона, мобилизации, реквизиции, восстановление сбора налогов, дороговизна и произвол различных начальников стимулировали активное, в том числе вооруженное противодействие крестьян в плане защиты своих коллективных интересов.
   Переворот 18 ноября 1918 г. дал коммунистам преимущество в контрпропаганде, поскольку позволил квалифицировать режим Верховного правителя как проявление реставраторских тенденций в лагере контрреволюции. В этих же целях авктивно использовались другие элементы внутренней политики "белых", включая государственную атрибутику (погоны, двухглавые орлы, подчеркнуто-уважительное отношение к православной церкви и т. д.). На имидж власти А. В. Колчака негативно влияла "атаманщина", засилие и всевластье военщины, дискредитировавшей себя в глазах народа и интеллигенции еше со времен русско-японской войны. Сибирской контрреволюции не удалось создать дееспособного государственного аппарата. "В результате омский переворот дал Сибири власть дряблую и бессильную,- констатировал военный министр "колчакии" генерал А. А. Будберг,- вылившуюся в узкие омские формы и непопулярную, неспособную дать населению закон, порядок и заметное улучшение тяжелых условий его жизни. Такой власти оказалось не по плечу подняться на высоту предъявляемой ей жизнью задачи и сделать что-нибудь прочное и действенное в воссоздании разрушенной государственности в улучшенных, разумных и обновленных формах человеческого, общественного и государственного сожительства".
   В военном отношении "белые" на востоке России до начала 1919 г. превосходили Красную Армию по уровню организованности, сплоченности, энтузиазма. Однако по мере затягивания боевых действий, перехода от импровизации к планомерным войсковым операциям, замены добровольчества массовыми призывами, постоянный и все обостряющийся дефицит всего необходимого для действующей армии в совокупности переломили ситуацию на фронте. Отрицательную роль в военной сфере сыграли крупные стратегические просчеты "белых" в выборе направления главного удара в начале 1919 г., в проведении Челябинской операции.
   По мере ухудшения ситуации на фронте, усиливаются кризисные явления в тылу и активизируются усилия "демократической" контрреволюции, направленные на ликвидацию колчаковщины, на недопущение восстановления Советской власти в регионе и создание "буферного демократического образования". Попытка вмешательства в противостояние "третьей силы" была изначально обречена. По мнению одного из идеологов "белого" движения Н. В. Устрялова, в политической сумятице 1919 г. были различимы только две реальные силы: большевики и военно-политическое движение против большевиков. "Компромисса, договора с большевиками быть не может,- утверждал он.- Если его нельзя победить и низвергнуть, перед ним можно только капитулировать. Третьего выхода нет". Тем не менее созданный ею Политический центр, начинает в конце декабря 1919 г. вооруженные восстания в городах Иркутской губернии, а 4 января 1920 г. министры омского правительства передают ему власть.
   19 января 1920 г. на переговорах в Томске делегаций Политцентра и руководства Сибревкома достигается соглашение о создании демократического "буфера". Передача власти 22 января в Иркутске Политцентром коммунистическому военревкому, хотя замедлила и усложнила процесс создания буферного государственного образования, но в конечном счете замысел был реализован в апреле 1920 г. созданием Дальневосточной Республики (ДВР).
   Ее образованием можно завершить историю гражданской войны в Сибири. Попытки отдельных исследователей пролонгировать ее хронологические рамки до 1921-1922 гг. ссылкой на массовое антикоммунистическое движение крестьян не выдерживают критики. Во-первых, началось оно в Западной Сибири с лета 1920 г., или через полгода после освобождения региона от колчаковцев. Во-вторых, оно не угрожало существованию коммунистического режима и представляло серию разрозненных вооруженных выступлений в защиту крестьянских интересов.

к перечню публикаций